eafd7a0c64e0

Истоки

Театральное искусство в нашем городе появилсось раньше самого Магадана. Рабочий поселок Нагаево-Магадан был преобразован в город Магадан 14 июля 1939 года, а уже с 1929 года в бухте Нагаево действовала Восточно-Эвенская культбаза, в структуре своей имевшая больницу, школу, ветеринарный пункт. Работники базы вели культурно-просветительскую работу среди коренного населения Охотского побережья. Они ставили сцены из спектаклей, проводили концерты художественной самодеятельности, в которых, как правило, была занята молодежь; все это привлекало внимание населения и служило инструментом идеологического воздействия. Но профессиональный театр стал складываться с появлением в бухте Нагаево заключенных.

Истоки зарождения Магаданского театра восходят к началу 30-х годов и связаны с организацией Дальстроя, который был образован постановлением Совета Труда и Обороны от 13 ноября 1931 года для освоения рудных богатств золотопромышленного района верховьев реки Колыма. Главной рабочей силой Дальстроя являлись заключенные Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (Севвостлаг). УСВИТЛ возник сразу после создания треста Дальстрой. Как ни парадоксально это звучит, именно  УСВИТЛ стоял у истоков театрального движения на Колыме. В  УСВИТЛе господствовала характерная для сталинского режима система «перековки» и «перевоспитания» трудом, горячим поклонником и проводником которой был первый директор Дальстроя Эдуард Петрович Берзин. Еще до начала чекистской карьеры, в 1914 году,  Берзин окончил Берлинское королевское художественное училище, и не представлял, что возможна жизнь, где нет места искусству, даже если эта жизнь протекает в такой организации, как УСВИТЛ. Эдуард Петрович и его ближайшие сподвижники считали, что «перевоспитание трудом» должно сочетаться с хорошо поставленной культурно-воспитательной работой. Для этого был создан специальный отдел – КВО УСВИТЛА, в задачи которого входила организация досуга заключенных, приобщение их к чтению книг, газет и журналов, прослушивание радиопередач, проведение киносеансов. Да и вольнонаемные люди тянулись к искусству. Напряженность труда первостроителей, такая драматическая особенность процесса освоения края, как участие в этом десятков тысяч подневольных людей, рождали потребность в разрядке особого рода. Так что в Магадане театр родился прежде, чем поселение в бухте Нагаево обрело статус города. Точнее говоря, одновременно появилось два театра.

Первый возник в клубе УСВИТЛа. Клуб  помещался в своеобразном здании, к которому постоянно что-то пристраивалось. Но внутри были хорошо отделанные помещения, были созданы условия для постановки спектаклей, концертов. Театр возглавил Георгий Петрович Шнабель, в бухту Нагаево он прибыл на пароходе «Сахалин» вместе с Эдуардом Петровичем Берзиным и первыми дальстроевцами 4 февраля 1932 года. В составе первого театрального коллектива были в основном заключенные, как профессиональные, так и самодеятельные актеры, но были и вольнонаемные. Все имена неизвестны, но труппа была небольшая. В неё  входили 23-летняя Ирина Исааковна Глазунова (она работала в театре до 1944 года), Обольская Валентина Яковлевна (до 1940 года). Первая премьера состоялась в мае 1933 года: театр дебютировал спектаклем «Утопия» в постановке Георгия Петровича Шнабеля. Вот что писал спецкор «Тихоокеанской звезды» А. Фетисов в статье «Магадан», опубликованной 28 июля 1934 г.: «Мы здесь видели театр, который по мастерству актеров, декорациям, костюмам и уютному, но просторному убранству фойе и зрительного зала может сравниться с лучшими московскими и ленинградскими рабочими клубами».

Клуб УСВИТЛа был в то время самым лучшим клубом в Магадане. Он располагался на проспекте Карла Маркса, рядом со стадионом. Здесь были и фойе, и зрительный зал, и сцена с большим вертящимся кругом, позволяющим быстро, иногда на глазах у зрителей менять декорацию. Другой такой сцены в Магадане не было. На этой сцене и ставились спектакли.

Пополняясь кадрами, набирая силу, первый театральный коллектив ставил интересные спектакли. Большинство из них играли на сцене клуба, некоторые репетиции проходили в лагерной зоне. В труппе появились новые репрессированные актеры Николай Петрович Сысолятин (в 1937 освободился, в 1940 уехал на материк), Алексей Михайлович Авсюнин (освободился и уехал на материк в 1937), художник декоратор Иван Николаевич Еремин. Позже привезли Николая Тимофеевича Горбунова, Марию Никитичну Андрееву, Казакову Евгению Федоровну, Эллиса Ивана Васильевича (актер МХАТа, работал актером и режиссером-ассистентом в Театре Мейерхольда). С 1935 года стали работать по вольному найму заведующий музыкальной частью УСВИТЛа 30-летний дворянин, выпускник Лос-Анджелесской консерватории Олег Михайлович Долгорукий и 23-летний актер Алабин Григорий Иванович. Олег Михайлович стал автором музыки к первой магаданской оперетте «Как ее зовут».

В 1934 году начал работу в Магадане 26-летний Георгий Николаевич Кацман, окончивший театральное отделение Государственного института истории искусств. Он был репрессирован по клеветническому обвинению и «побывал» на строительстве Беломоро-Балтийского канала, в Магадан приехал по вольному найму. Вначале работал «руководителем малых форм клуба УСВИТЛа», то есть возглавлял всю лагерную самодеятельность, а затем, летом 1935 года, был назначен начальником клуба УСВИТЛа. Долгие 10 лет, с небольшими перерывами, проработал Кацман в магаданском театре, не только формируя репертуар, но и вербуя актеров на материке, а также отыскивая нужных сцене людей в этапах. Именно Георгий Николаевич начал ставить классику в театре. «Двенадцатая ночь» В. Шекспира, «Хозяйка гостиницы» Карло Гольдони, «Его жена» Александра Дюма-сына, «Бесприданница» Александра Островского – это далеко не все, что магаданцы видели в довоенное время.

Уже летом  1936-м состоялись первые гастроли труппы УСВИТЛа. Маршрут гастролей пролегал по поселкам и лагерным пунктам Колымской трассы. Создали две гастрольные бригады – одну для приисков Северного, другую для приисков Южного горнопромышленного управления. Театр принимали с восторгом.

О работе театра в 1937-1938 годах уже упоминается в газете «Советская Колыма». Объявления о спектаклях клуба давались всегда на последних страницах газеты. Например, «5 февраля 1938 года в клубе УСВИТЛа — спектакль «Очная ставка». 6 февраля — пьеса В. Ардова «Мелкие козыри». 3 марта — премьера «Платон Кречет» А. Корнейчука». И так далее.

Второй театр возник по инициативе Колымского районного Совета профсоюза работников золота и платины (сокращенно – РК Союза) в Рабочем клубе. Одноэтажный, деревянный, этот клуб походил на длинный барак. Его драмколлектив объединил вольнонаемных работников Дальстроя, увлеченных сценой: в числе почти двух десятков исполнителей бухгалтер Михаил Евлампиевич Миропольский и радиотехник Владимир Сергеевич Качурин, фармацевт Татьяна Львовна Миттельман и кассир управления снабжения Тамара Михайловна Миропольская. Этих людей объединяла любовь к искусству, возглавил коллектив Д.Ф. Матвеев. Дебютировал театр пьесой Триггера «Возвращение». Спектакль, как отмечал рецензент «Колымской правды», «трактовал успехи Советского Союза в различных областях строительства новой жизни».

Между тем самодеятельный драматический коллектив райком профсоюза решил создать свой театр с самостоятельным бюджетом из приглашенных «с материка» профессиональных актеров. Самодеятельный коллектив был распущен, и уже в августе 1936 года была принята большая группа актеров, в ее составе: Серафима Николаевна Алексеева, Николай Яковлевич Колосов, его жена Юдина Мария Николаевна, Гапанюк Николай Николаевич и другие.

На протяжении всей своей работы театр райкома Союза не мог избавиться от «помощи» и опеки со стороны КВО УСВИТЛа, который давал рекомендации по репертуару театра, даже предоставлял свое помещение для постановок; в состав труппы было введено несколько заключенных. Но уже начали звучать голоса в пользу объединения театров.

Объединение театров

В сентябре 1936 года газета «Советская Колыма» публикует статью И. Гехтмана «Театр на стройке», где высказывается идея объединения театральных коллективов для создания настоящего полнокровного театра, где подготавливались бы свои артистические кадры, которые не надо было бы приглашать с материка. Кроме того, предлагалось подумать о новом здании театра.

Из нескольких прозвучавших в статье предложений раньше всех начало реализовываться последнее. Уже 1 ноября 1936 года та же газета «Советская Колыма» поместила объявление: «Строительная контора Управления комендатуры г. Магадана объявляет открытый конкурс на составление проекта городского театра. Всего проектов поступило четыре, причем не только от магаданских проектировщиков. В конце января 1937 года они были выставлены в Доме инженерно-технических работников, который находился на месте сегодняшней многоэтажки с встроенным кафе «Сказка». Две недели общественного обсуждения завершились тем, что предпочтение было отдано проекту под девизом «Синий пятиугольник». Причем решение общественности совпало с мнением, официального жюри. Автором проекта был архитектор Я Н. Юргенсон, работавший в Управлении горнопромышленного строительства. Он получил вторую премию (первую не получил никто). Предполагалось, что «в двухэтажном здании театра разместятся библиотека, комната отдыха, малый зал для клубной работы (лекторий) и множество других помещений для массовой культработы». Но этому проекту не суждено было осуществиться, и здание театра выстроили гораздо позже.

Летом 1937 года театр опять выехал на гастроли по Колыме.. разделившись на две бригады. Вот фрагменты записок участника этих гастролей, актера Николая Яковлевича Колосова:

«5 июля. Нижний Хаттынах… Здесь так любят театр, что передать наши взаимоотношения со зрителем на бумаге просто трудно. После работы в забое горняки находят время и силы под дождем карабкаться сопкам за цветами,  для того чтобы на спектакле бросить их на сцену…

19 июля. Прииск им. Берзина… В течение двухнедельного пребывания бригады на прииске клуб буквально выдерживал осаду…Чтобы попасть в театр, нужно выйти на первое место в забое.

5 августа. Прииск «Штурмовой». Приисковый клуб вмещает всего сто человек. Большого труда стоило убедить администрацию клуба выстроить в течение трех дней клуб-палатку. Теперь, как в настоящем театре, зрительный зал вмещает 500 человек…

14 августа. Прииск им. 8 марта. За семь дней работы на прииске можно было нагрузить цветами полную машину «ЗИС»…

23 августа. Магадан. …За время гастролей мы дали 99 спектаклей, 1 концерт, 7 радиовыступлений. Если сюда прибавить 80 спектаклей и 65 концертов, которые дала в Южном управлении другая группа театра, то цифра получается внушительная. За десять месяцев работы в Магадане театр дает 180 спектаклей…

Главное управление строительства на Дальнем Севере, будучи комбинатом особого типа, и театр считало одним из своих многочисленных подразделений. А раз так — у актеров и нормы были, которые следовало  перевыполнять, и нескончаемые предпраздничные соревнования. Распоряжались артистами как работниками службы быта. Волнующее слово «гастроли», наверное, не было известно в Главном управлении, так что «обслуживающие» поездки и проходили соответствующе. Вот какие отзывы на выступления магаданских артистов собрал политотдел Северного ГПУ во время трехмесячного путешествия труппы по горным предприятиям Колымы (выступили перед зрителями 123 раза, «план» — 81): «Спектакли, данные театром имени Горького, доставили подлинно культурный отдых стахановцам и ударникам забоя… На отдаленном участке Дикий повысили производительность труда с приездом театра, обязались до конца сезона давать по 190 процентов сменного задания… На прииске Туманный артисты пошли в забой с тачками и кайлом»… Для полноты картины добавим: когда во время переправы подмокли костюмы, актеры вышли на сцену в мокром. Никому и в голову не приходило отказаться или попросить о переносе спектакля, ибо главным режиссером в этом творческом коллективе всегда оставался Народный комиссариат внутренних дел.

В декабре 1937 года был арестован, а в августе 1938 расстрелян Эдуард Петрович Берзин. Это повлекло смену руководства Дальстроя, ужесточение лагерного режима. Прокатилась волна арестов, участились расстрелы. В театре тоже происходили изменения. К этому времени опять возродился самодеятельный коллектив Рабочего клуба, и с сентября по декабрь 1937 года было поставлено четыре спектакля, которые получили доброжелательные отклики в прессе и пользовались успехом у зрителей. Но в газете «Советская Колыма» стали появляться «разгромные» статьи, изобличающие «саботажников», «вредителей», «террористов» и «шпионов». Нашлись таковые и в театре РК. Начались финансовые проверки, разбирательства и интересный и перспективный коллектив распадаться.

В 1938 году театр переживал большие трудности. Труппа оказалась небольшой, к лету она сократилась до одиннадцати человек, осталась без художественного руководителя. К тому же райком союза самоустранился от руководства театром и передал его в ведение горкомхоза.

И все же, несмотря на трудности, коллектив поставил в том сезоне пять спектаклей: «Очная ставка» Тур и Шейнина, «Мелкие козыри» В. Ардова, «Банкир» А. Корнейчука, «Бешеные деньги» А. Островского и «Слуга двух хозяев» К. Гольдони, не считая «Платона Кречета» — спектакля, о котором газета  писала, что он был не новой постановкой сезона , а возобновлением. Главенствовала тогда, конечно, только драма, оперетты еще не было и в помине… Яркими исполнителями были актеры И. В. Эллис, Н. А. Изаксон, Г. И. Алабин, Е. М. Негина, И. А. Глазунова, Н. Т. Горбунов, Н. П. Сысолятин, В. А. Сидоров, А. П. Шутова, М. Г. Удольская, Н. А. Гамильтон, Ю. Э. Розенштраух (Кольцов), Т. А. Шубин и другие.

Последнюю точку поставило руководство РК Союза. Оно уволило всех самодеятельных актеров, оставив несколько профессионалов. Одновременно по согласованию с руководством Дальстроя все клубные и культурные учреждения подобного направления, находящиеся в Магадане в ведении Дальстроя, были объединены в так называемый «Центральный клуб райкома союза золота и платины».  Актеры театра УСВИТЛа в административном порядке были введены в состав Центрального клуба РК Союза. А 17 сентября 1938 года появляется полный титул: Магаданский драматический театр имени М.Горького.

Это, несомненно, воодушевило, окрылило коллектив и ко многому его обязало. Последний спектакль сезона «Слуга двух хозяев» был поставлен лучше предыдущих. Об этом писал рецензент В. Святухин в «Советской Колыме» от 1 августа 1938 года. С этим спектаклем, а также с пьесой «Бешеные деньги» и концертом Магаданский театр имени М. Горького (так он стал называться) выехал на гастроли в таежные поселки Оротукан, Ягодное, Хатыннах и на прииски Северного и Южного горных управлений. Главным режиссером и художественным руководителем театра в то время был 30-летний бывший заключенный Георгий Николаевич Кацман, отдавший нашему театру долгих десять лет. Впоследствии талантливый режиссер был награжден медалью «За трудовое отличие» (1945) и знаком «Отличнику-дальстроевцу» (1943).

К наиболее важным событиям довоенной театральной жизни относится открытие 20 декабря 1939 года национальных курсов, куда были приняты молодые эвены, якуты, камчадалы из Наяхана, Ямска, Олы, Тауйска. Программа их подготовки включала занятия актерским мастерством, музыкой, изобразительным искусством, танцами, физкультурой. Театроведение преподавал сам Г. Н. Кацман. Из них сформировали национальную культбригаду, которая 20 июля на шхуне «Звезда» отправилась в свое первое гастрольное плавание вдоль побережья Северо-Эвенского района. Молодых актеров восторженно принимали  коренные жители Охотского побережья, многие из которых даже не слышали о театре. Осенью бригада гастролировала по приискам. В дальнейшем выпускники курсов возглавили в родных селах самодеятельные драматические коллективы, стали культорганизаторами.

28 октября 1940 года заместитель начальника Дальстроя старший лейтенант госбезопасности Г.А. Корсаков подписал приказ об организации Магаданского эстрадного театра малых форм (МЭТ) «для обслуживания работников Дальстроя в Магадане и на трассе».   Первоначально в состав МЭТа вошли  девять бывших заключенных, незадолго до рождения театра освободившихся, позднее, позднее появились и те, кто выбрал колымские края по доброй воле.

Каждый месяц МЭТ представлял на суд зрителей новую программу, и уже казалось, что ему по силам конкурировать с драматическим театром. Однако этого не произошло: в работе театра возобладало сугубо эстрадное направление. К тому же ряд ведущих сотрудников по разным причинам покинули коллектив.

Вполне закономерным поэтому выглядит слияние  труппы МЭТа с труппой театра приказом ГУСДС № 460 от 3 сентября 1941 года, в результате которого и появился Магаданский музыкально-драматический театр имени М. Горького.  Так было положено начало театру, который, получив затем статус областного, продолжает существовать до настоящего времени, радуя  магаданских зрителей.

Новое здание театра им. М.Горького

kh-02-94-b
Сообщение в газете «Советская Колыма» от 5 октября 1941 г.

3 марта 1940 года начались подготовительные работы к сооружение Центрального городского клуба (так называлась новостройка, по завершении которой магаданский театр должен был обрести постоянное пристанище). О проекте Н. Н. Юргенсона успели забыть, новый проект без всякого конкурса  разработал архитектор Е. В. Симов. Спустя три месяца на перекрестке Школьного переулка и улицы Маркса (тогда они именовались улицами ДИТРа и Сталина) была закончена кладка фундамента. Все лето и осень возводили стены. В ноябре строители приступили к установке карнизных железобетонных плит и стропил дворового фасада под перекрытие. Эти и остальные работы вели специально сформированные бригады заключенных.

Оформлением занимались также заключенные, которых специально выискивали по приискам. Среди них:

  • скульптор  Георгий  Дмитриевич  Лавров,   который   выполнил четыре трехметровые статуи, установленные на парапете, — «Красноармеец», «Партизанка», «Бурильщик», «Колхозница», коринфские капители на колоннах фасада, внутренние декоративные работы, бюсты русских драматургов для большого фойе театра;
  • скульптор, писательница Зинаида Алексеевна Лихачева, участвовала в оформлении здания театра;
  • Шухаев   Василий   Иванович,    живописец,    график,    театральный художник, участвовал в оформлении театра, а затем работал над оформлением спектаклей;   и многие другие.

Сдать здание в эксплуатацию планировали летом 1941 года, однако из-за проблем с отделкой новоселье было перенесено на  октябрь. В эксплуатацию здание театра было сдано 5 октября 1941 года. Новый  центр   культуры   именовался   теперь   Магаданским   Домом культуры им. М.Горького, в нем,  кроме театра,  по  приказу  руководства Дальстроя разместились: городская библиотека; парткабинет горкома ВКП(б); профсоюзные кружки художественной самодеятельности.

Театр во время войны

Театральный сезон 1941/42 годов начался через четыре месяца после 21 июня. Директором театра стал Ф.А. Яриков. Основное место в репертуаре заняли произведения разные по художественной ценности, но объединенные патриотическим содержанием — «Фельдмаршал Кутузов» В. Соловьева, «Ключи Берлина» М. Гусса и К. Финна, «Весна в Москве» В. Гусева, «Батальон идет на Запад» Г. Мдивани и др.. Несколько человек оставили сцену ради фронта. Заключенные же могли только предельно выкладываться на репетициях.

Хотя первый военный театральный сезон складывался удачно, распоряжением административно-гражданского отдела Дальстроя с 18 июня 1942 года все актеры освобождались от работы «с окончательным расчетом». Кому-то из «комиссаров» показалось крамольным в разгар войны содержать столь «легкомысленное» учреждение, как театр. Но как раз в трудную годину людям особенно важно иметь возможность подняться над тяжелыми буднями, правда Политуправление Дальстроя сформировало небольшую эстрадную группу, которая во время промывочного сезона выступала перед золотодобытчиками Колымы. Однако уже осенью того же 1942 года Магадан ощутил острую театральную «недостаточность», и оставшиеся в городе актеры вновь собрались под знакомыми сводами. Сезон открыли восстановленным спектаклем А. Корнейчука «Партизаны в степях Украины», и из-за нехватки актеров в массовых сценах были заняты все работники театра. Возглавил театр бывший заключенный Иван Васильевич Эллис, актер и режиссер. Артисты работали напряженно: репетировали утром и после обеда, готовились новые спектакли, концертные программы, а вечером ежедневно шли спектакли.

Привезенный на Колыму в 1939 году будущий народный артист СССР Г. С. Жженов с конца 1944 по декабрь 1946 года стал выступать на сцене театра.

Во второй половине августа 1944 года впервые в своей истории Магаданский театр отправил группу из девяти актеров на гастроли по Дальнему Востоку. Они с успехом выступили в Хабаровске, Уссурийске, Спасске-Дальнем, Владивостоке.

В мае в связи с прибытием в Магадан вице-президента США Генри Уоллеса был дан грандиозный концерт. Постановщик концерта Георгий Николаевич Кацман вспоминал: «Наутро после концерта в моей квартире раздался звонок. Открываю. На пороге человек в кожанке чекиста. Приглашает спуститься в машину вместе с ним. Страшно перепуганный, одеваюсь и по пути к машине размышляю, что могло случиться, если меня забирают… Приезжаем на аэродром. У трапа самолета вижу Уоллеса. Подводят к нему. Оказывается, концерт очень понравился, но высокий гость не поверил тому, что в нем участвовали местные артисты, предположив специальную доставку москвичей. Долго улыбался и благодарил…»

В 1945 году ученик Всеволода Мейерхольда Леонид Варпаховский, арестованный по доносу в 1937 году, поставил на сцене театра оперу «Травиата», которая имела грандиозный успех как у публики, так и у лагерного начальства. Всего с 1944 по 1947 год он поставил девять спектаклей. Впоследствии, освободившись и уехав с Колымы, Варпаховский стал народным артистом РСФСР. Его дочь, заслуженная артистка России Анна Варпаховская живет сейчас в Канаде. Она дважды приезжала в Магадан, где поставила аншлаговые спектакли «Коктейль по-французски» М. Камолетти и «Средь  бела дня…» («Волки и овцы») А. Островского.

Всего за военные годы было поставлено больше 50-ти спектаклей, среди них «Травиата» Дж. Верди, «Сильва» Имре Кальмана, «Давным-давно» А.Гладкова и др. И это не считая концертов, работы на радио, гастролей.

После войны

Из послевоенной жизни стоит отметить стремительное обновление труппы театра. Как только появилась возможность выезда, люди рванули на материк, к родным, близким. Дальстрой в то время ослабил мертвую хватку, одних наградив медалями и значками, других – досрочным освобождением. Было и пополнение из центральных районов страны.  7 февраля 1948 года вновь был издан приказ о создании Магаданского эстрадного театра и вновь на базе центральной культбригады Маглага. МЭТ должен был работать над музыкальными спектаклями и эстрадными концертами. В эстрадном театре создавались вокальная и хореографическая группы, малый симфонический и джаз-оркестр. Одно время на эти концерты жителей из отдаленных районов города даже возили на спектакли специальными автобусами.

7 февраля 1948 года в Магадане при центральной культбригаде Маглага вновь открыли Магаданский эстрадный театр. Руководить им доверили человеку, связавшему всю свою жизнь с Колымой, — И.Б. Дементьевой. Режиссером эстрады и руководителем культбригады стал В.А. Козин, в довоенное время один из самых популярных певцов страны.

В 1948 году в театр пришел новый директор — бывший военный Н.Ф. Венгржинский. По его инициативе наладили предварительную продажу билетов, специальными автобусами возили на спектакли жителей из отдаленных районов города. И МЭТ вновь ожил.

В марте 1950 года в Магадан прилетели молодые солисты оперетты во главе с режиссером Г. Синельниковым. Приехали не с пустыми руками: еще в Москве, перед долгим путешествием «на край земли», они подготовили одиннадцать спектаклей, в том числе венскую классику. Буквально через год оперетту ждало новое пополнение.

14 августа 1951 года на пароходе «Ильич» прибыли артисты А. Белявская, А. Ващинский, В. Карачунская, А. Михайлов, Н. Голубев, В. и Ф. Пименовы, Е. Комарова, Ф. Десятник. Тем же пароходом, но 5 сентября приехали И. Жуховицкий, К. Лапина, В. Луговжиссер Б. Зац. Многие из этого музыкального «десанта» надолго связали свою жизнь с Магаданским театром и впоследствии стали заслуженными артистами.

3 декабря 1953 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Магаданская область. Всевластью Дальстроя пришел конец. Изменился и статус Магаданского театра: сохранив свое имя и жанровые особенности, он стал областным и был передан в ведение Министерства культуры РСФСР.

Арестованный в 1944 году легендарный певец В.А. Козин отбывал наказание  на Колыме. В 1955 году он был зачислен артистом Магаданского областного музыкально-драматического театра им. М. Горького.

Магаданцы очень любили свой театр. Старейшая актриса театра Г. Пологонкина в 1980-х годах вспоминала, что и в Магадане, и на гастролях в маленьких поселках люди ходили на один и тот же спектакль по нескольку раз.

В труппе театра в 1960-х годах работали заслуженные артисты РСФСР A.В. Грибкова, В.А. Захаров, И.Р. Юрьевский, А.И. Михайлов; артисты B.Н. Сутырина, М.Г. Удольская, Г.П. Пологонкина, М.Д. Лазученков, В.П. Луговой, А.Н. Мартынов, В.В. Пименов, А.А. Приходько, А.А. Червякова, Н.В. Шайкинидр. Главным режиссером театра был заслуженный артист РСФСР Н.И. Ключников, главным дирижером — Б.А. Венцковский, главным балетмейстером — А.Г. Шульгин, главным художником — С.Г. Болле.

Театр гастролировал на Чукотке, Камчатке, Сахалине, в Приморье. В эти годы на сцене театра шли спектакли «Иркутская история» А. Арбузова, «Кремлевские куранты», «Третья патетическая» Н. Погодина, «Свадьба в Малиновке» Б. Александрова, «Поцелуй Чаниты» Ю. Милютина,«Братья Ершовы» по В. Кочетову, «У Колымы-реки» П. Нефедова, «Океан» А. Штейна. Значительное место в репертуаре театра занимали произведения М. Горького, русская классическая и зарубежная драматургия.

В последующие десятилетия в театре играли замечательные артисты — заслуженные артисты РСФСР  A.    Мартынов и А. Тюрин, артисты А. Михайлов, Л. Веремкович, В. Луговой, Н. Шайкин, В. Пименов, B.    Розанов, В. Хмелев, Т. Русабров, О. Седлецкая, Л. Туз, Р. Волкова, Н. Клепач, А. Губский, Н.Тирская, Т. Иконен, Л. Чукаева, А. Поздоровкин, А. Яновский, О. Желенков, Е. Ельцов, К. Сыцько, В. Бабенко, В. Косцов, А. Кондратенко, В. Головенков, В. Мартынова и др. Магаданцы искренне аплодировали солистам балета заслуженной артистке РСФСР Г. Деревягиной, артистам Л. Борель, Ю. Метелкину, В. Колчанову, М. Вавржиков-ской, С. Фофановой, А. Кочега-ровой, В. Булановой, С. Лазутиной, А. Лазутину.

В Магаданском театре отбывал заключение будущий известный советский поэт В. Португалов.

Свой талант и мастерство театру отдавали репрессированные художники Л.В. Вегенер, В.И. Шухаев, И.Я. Шерман, Э.Э. Валентинов, В.И. Антощенко-Оленев, Г.А. Шлоссманис. Их дело продолжил заслуженный художник России В.Н. Мягков, который долгие годы был главным художником театра. Это был начитанный, эрудированный человек, с которым было невероятно интересно беседовать и которого в театре называли «ходячей энциклопедией». Многие постановки он украсил вдумчивой сценографией, красивыми декорациями, которые до сих пор хранятся в запасниках театра..

В начале 1980-х годов особой любовью зрителей пользовались молодые артисты В. Барляев, А. и И. Быковы, Н. Бекасов, В. и Л. Бурцевы, Н. Тирская, Т. Атанова, А. Лавецкая, Л. Анисимова, Н. Ермоленко, Л. и В. Бунякины.

Заслуженный работник культуры России концертмейстер музыкального театра Г. Ветрова, любимица всех артистов и театралов, тоже была арестована и сослана на Колыму. Но прежде чем стать концертмейстером театра Маглага, эта хрупкая женщина была определена на лагерные работы. В Магаданском театре она проработала до ухода из жизни в 2000 году.

В 1990-х аплодировали М. Волковой, О. Гранобою, О. и А. Усовым, С. Рузановой, Е. Гаврилице и др.

Долгие годы в театре трудилась талантливый художник по костюмам М. Мягкова. Вместе со своим мужем В. Мягковым они удачно работали в творческом тандеме. Сколько чудесных шляпок и платьев подарила она театру!

В конце 1990-х пришла новая талантливая молодежь — М. Леонова (в 2010 году она стала первой заслуженной артисткой театра, которая родилась и выросла в Магадане), В. Поляков, А. Чимичаков, Б. Сидакова, Н. Титова, Д. Богатырева. Затем труппы пополнились одиннадцатью выпускниками курса РАТИ (ГИТИСа), организованного на базе театра. У зрителей появились новые любимцы — А. Тарасюк, А. Родин, Н. Панкеева, Е. Пастухова, Б. Тартаковский, И. Некрасова, Н. Черновал, А. Пашенцева и другие.